Российские ученые обогнали американских в базе данных Web of Science

К сожалению, пока не по числу публикаций

Российские ученые заняли первое место по… числу регистраций в базе данных Web of Science. Они обошли в этом американцев, бразильцев и китайцев. Их публикационная активность, увы, не рекордная, но имеет уверенные тенденции к росту, причем в самых высокорейтинговых научных журналах. Об этом сообщила прибывшая в Россию управляющий директор компании Clarivate Analytics (она выпускает Web of Science) Виджи Кришнан. Вице-президент РАН Алексей ХОХЛОВ, побеседовавший с Кришнан, оценил статистику по публикационной активности российских ученых, которой она поделилась.

Российские ученые обогнали американских в базе данных Web of Science

фото: pixabay.com

Журналы

Во-первых, Алексей Ремович выделил рост числа российских журналов в самой престижной коллекции Web of Science Core Collection со 196 изданий в 2015 году до 356 в 2018 году. «Так что, требование нацпроекта «Наука» — доведение до этого уровня 400 журналов к 2021 году вполне реалистично», — резюмирует академик.

Справка «МК». Web of Science Core Collection — ведущая база данных цитирований в мире. Она содержит записи статей из наиболее влиятельных журналов в мире, включая журналы, находящиеся в открытом доступе, материалы конференций и книги. Сегодня Web of Science содержит более 12 000 ведущих международных и региональных журналов во всех областях естественных, социальных, гуманитарных наук и искусства.

Чтобы научному журналу войти в топ-лист влиятельной международной базы данных, надо отвечать многим формальным требованиям: он должен быть рецензируемым, регулярно издаваться, поставлять данные в международные базы данных и иметь определенным образом оформленные ссылки. Помимо этого учитывается наличие в составе редколлегии ведущих ученых, а также международный характер журнала, — чтобы среди его авторов были исследователи из разных стран.

— К примеру, в тот академический журнал, в котором я являюсь главным редактором — «Высокомолекулярные соединения» — около 40 процентов статей приходят от исследователей из других стран. Он входит в основную коллекцию Web of Science.

— У вашего журнала есть и русскоязычная, и переводная версии. А журнал, который не переводится на английский язык, может попасть в эту базу данных?

— У нас есть журналы высокого уровня, которые не переводятся, но включены в Web of Science Core Collection. По мере развития электронных переводчиков, в которых сейчас используются нейронно-сетевые технологии, повышающие уровень перевода, понятие языка становится достаточно условным. Особенно для тех, кто работает в области естественных наук, где больше важны факты, а не красоты стиля. Я недавно попросил коллег перевести один номер нашего журнала при помощи электронного переводчика, чтобы оценить качество такого перевода. Оказалось, что 65% статей были вполне понятны, перевод надо было только немного «отполировать».

— Приведите пример нашего успешного непереводного журнала.

— К примеру, «Мировая экономика и международные отношения» входит в международную базу данных Web of Science Core Collection. Он набирает много цитирований (то есть имеет высокий импакт-фактор) и не ограничивается статьями только из одной научной организации — это тоже критерии высокого уровня.

— Из тех 356 журналов, что входят в топ-коллекцию Web of Science, много журналов Российской академии наук?

— Из общего числа изданий РАН (162 журнала) 137 — входят в наиболее престижную коллекцию базы, для которой считаются импакт-факторы. А всего в этой базе 169 российских изданий, то есть журналы РАН здесь составляют абсолютное большинство по сравнению с изданиями других организаций. Кстати, стоит сравнить: всего в РФ зарегистрировано более 6 тысяч журналов, которые называют себя научными.

— Но это же не значит, что все они являются низкокачественными?

— Конечно, нет. Некоторые из них входят в базу Web of Science Core Collection, но не в ту ее коллекцию, где рассчитываются импакт-факторы, а в раздел Emerging Sources Citation Index (индекс цитирования новых источников). Этот раздел базы тоже включает журналы высокого уровня, но все же многие наукометрические показатели для них пока не рассчитываются. Туда входит много российских журналов и академических, и не академических. Так получается цифра 356 российских журналов в Web of Science Core Collection.

Справка «МК». Импакт-фактор — среднее число цитирований статьи за последние два года. Чем оно выше, тем престижней журнал.

Публикации

По данным Виджи Кришнан, в самой престижной базе данных Web of Science с 2012 года происходит существенный рост числа статей российских ученых, причем он опережает среднемировые темпы роста. За последние пять лет Россия увеличила число публикаций на 68% , причем наиболее это заметно по журналам первого и второго квартилей. То есть мы прибавляем по публикациям примерно по 12% в год, как Китай в лучшие годы.

Справка «МК». Все научные журналы делятся на 4 квартиля в зависимости от индекса цитирования. Чем он выше, тем к более высокому квартилю относят журнал.

— Российские ученые публикуются в своих журналах?

— Несмотря на то, что наши журналы входят в ядерную коллекцию Web of Science, большая часть из них соответствует 4 квартилю. Нам нужно больше работать, чтобы поднимать качество журналов, их индекс цитирования. Чем мы активно в последнее время и занимаемся.

— Можно выделить, доля каких исследователей лидирует по публикациям в базе данных Web of Science?

— Примерно одинаковый вклад вносят и представители академических институтов, и вузов.

Пользователи

— Больше меня удивило другое, — говорит Алексей Ремович. — Мы впервые перегнали США по одному из показателей! А именно: в России число исследователей, которые имеют Web of Science Researcher ID, составляет 130 582 человека, а в США — 120 522.

— Что такое Researcher ID?

— Это система идентификации авторов, созданная для использования вместе с базой научной литературы Web of Science.

Это важная вещь. При помощи номера RID мы можем идентифицировать каждого исследователя и оценить его профессиональный уровень. Кроме того, активность специалиста в наукометрических базах данных говорит о его вовлеченности в мировой научный процесс, о том, что он следит за работами коллег в своей области.

— У вас тоже есть свой аккаунт в данной системе?

— Я зарегистрировался лет 10 назад.

— Интересно, какие страны по числу зарегистрировавшихся ученых стоят на третьем и четвертом местах?

— Бразилия и Китай.

— В Китае ведь так активно развивается наука, неужели они не заинтересованы в вовлеченности в мировой научный процесс?

— Там регистрация в базе Web of Science приветствуется и поощряется, может быть, в гораздо большей степени, чем у нас. Но я бы не слишком идеализировал их уровень. Китай больше акцентируется на научных лидерах, а это всего процентов 5 от общего количества ученых. Они заботятся о показателях. Что же касается рядовых научных сотрудников, многие из них плохо знают английский и вообще довольно слабо ориентируются в международных системах.

— А почему, кстати, отстали европейцы?

— Думаю, что если просуммировать все страны Евросоюза, то они будут выглядеть неплохо.

Кстати, у нас в России, на базе МГУ им. Ломоносова тоже создана аналогичная система идентификации российских ученых ИСТИНА (Интеллектуальная система тематического исследования наукометрических данных). В ней уже зарегистрировались не только сотрудники МГУ, но и другие: больше 100 тысяч пользователей из университетов и 30-ти академических институтов.

— Ученые регистрируются в ИСТИНе и в RID?

— Да, и объясню почему. Если в RID постоянно обновляются только статьи и цитирования статей, то ИСТИНА — более детальная система: в ней, как в настоящем портфолио ученого, фиксируются и статьи, и лекции, и цитирования, и работа с дипломниками. К тому же в МГУ введена система баллов за успехи каждого сотрудника в научной и педагогической работе. От этого зависят и надбавки к зарплате, и возможности карьерного роста.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

12 + двенадцать =