Однорукий боец Ньюэлл: «Хотел бросить борьбу после первой тренировки, но мама не разрешила»

Однорукий боец Ньюэлл: «Хотел бросить борьбу после первой тренировки, но мама не разрешила»

История уникального спортсмена, который несмотря на свою особенность, выигрывает бои и метит в UFC

Однорукий боец Ньюэлл: «Хотел бросить борьбу после первой тренировки, но мама не разрешила»
фото: instagram.com

«Понимал, что поражения меня либо сломают, либо сделают сильнее»

— С чего началась твоя спортивная карьера?

— Я рос на бойцовских фильмах типа «Рокки», я хотел быть Черепашкой-ниндзя и мне очень нравилась борьба. Когда я был ребенком мне нравилось все связанное с этим. Я учился в старших классах и один мой друг сказал, что собирается присоединиться к команде по борьбе. Тогда я решил, что тоже хочу заниматься этим. Начал тренироваться, понравилось, но однозначно я не был лучшим. Я проиграл свои первые 17 поединков, но продолжал заниматься. В итоге я в этом погряз и дошло до того, что стал одним из лучших борцов в своем штате.

— Почему в самом начале согласился на вольную борьбу?

— Потому что это первое, что мне предложили. Я не думал о том, чтобы стать профессиональным борцом. По началу думал, что борьба это что-то вроде джиу-джитсу, но потом понял, что это не так. Когда я начал заниматься борьбой, вообще не понимал, на что я себя подписал, но вскоре влюбился.

— С какими трудностями столкнулся?

— Как уже говорил, я не был хорош. Понял, что эти поражения меня либо сломают, либо сделают меня сильнее. Мне не нравилось проигрывать и я никогда не считал себя тем, кто бросает начатое. Мне было важно довести дело до конца. Пока другие ходили на вечеринки, я все лето тренировался. Когда спортивный сезон начался, я был отлично готов физически. В итоге из парня, который еле-еле выигрывает поединки, стал парнем, который вряд ли проиграет. Эти изменения произошли буквально за год. Этот прогресс научил меня тому, как можно тяжело трудиться.

— Как к этому относились родители?

— Были не против, они разрешали делать все, что я хотел. Они всегда говорили: «Ник, давай, живи, делай то, что тебе нравится». Я им сказал, что я готов к этому и они меня поддержали.

— Был момент, когда хотел все забросить?

— Хотел свалить после своего первого же занятия. У меня было ощущение, что я не делал ничего более тяжелого за всю свою жизнь. Я какое-то время играл в бейсбол, футбол, но не на профессиональном уровне. Вообще мы с моим другом целыми днями катались на великах и скейтах. Когда я пришел на первую тренировку и каждый мог там надрать мне задницу, я подумал, что не хочу такого. Но все-таки втянулся в эту историю, и я счастлив. Ведь если бы я остановился, то не давал бы сейчас это интервью.

— Слышал, что тебя очень сильно поддерживала мама?

– В тот первый день, когда я сказал, что хочу бросить, она не разрешила мне этого сделать. Она сказала, что нельзя это бросать. Я уважал маму и ее мнение, и даже немного боялся. Она женщина, с которой особо не поспоришь. В дальнейшем она оплачивала мне тренировочные лагеря и сборы.

#NewellWorldOrder

Публикация от Nick Newell (@notoriousnewell) 9 Мар 2018 в 9:47 PST

«Дебют на турнире памяти друга — одна из самых безумных вещей в жизни»

– При каких обстоятельствах перешел в MMA?

– Я поступил в колледж, и с определенного момента начал заниматься смешанными единоборствами. Был большим фанатом The Ultimate Fighter.

— Ты хотел стать участником этого шоу?

— Да, мне нравилось, что я видел, все эти бои. Хотел на себе испытать это, потому что я там видел борцов и они далеко не всегда выигрывали свои поединки. Как-то я пошел смотреть соревнования по муай-таю и понял, что могу побить многих парней оттуда. Так захотел понять, что значит драться по-настоящему.

— Ты дебютировал на турнире памяти своего друга?

– Да, у меня было очень хороший друг Аби Местре. В каком-то роде, он был моим наставником. Мы появились в MMA примерно в одно время, но он был старше. Он многому научил меня, особенно уверенности в себе, многим фишкам: выдыхать в сложных ситуациях, не воспринимать вещи слишком серьезно, правильно расслабляться перед боями. Я очень сильно беспокоился о том, что же люди подумают обо мне. Он был, пожалуй, одним из самых главных людей в моей жизни. Мы принимали участие в отборе в лигу CFX. Это транслировалось по TV и он выиграл. Могли выбрать и меня, но выбрали его. Потом он погиб в мотокатастрофе и организаторы попросили выступить меня на турнире его памяти. Это была одна из самых безумных вещей в моей жизни.

— Правда, что соперники частенько отказывались выступать против тебя?

— Было примерно 10 боев, к которым я готовился, но которые так и не случились, потому что соперники отказывались буквально в последнюю минуту. Промоушены говорили, мол, извини, нам некем заменить этих ребят. Это было жестко. Но все так удачно сложилось, что мои бои стали показывать по телевизору, и с тех пор отказы перестали происходить. За последние 10 боев только один чувак слетел. Но сейчас бойцы понимают, что поединок со мной может помочь сделать себе имя. Стало попроще.

— Ты получал меньше, чем твои соперники?

— В начале я зарабатывал очень мало. 200 долларов за бой и в случае победы еще 200 долларов. Сейчас я зарабатываю больше денег, чем мои соперники, потому что я более знаменитый. Заработок напрямую зависит от того, сколько билетов ты продаешь и как тебе смотрят по телевизору. Исходя из того, какое внимание я получаю, то я зарабатываю больше, но я не видел их чеки.

— Что менялось в твоей голове от боя к бою?

— Я перестал беспокоиться о том, что подумают люди, которых я не знаю. Сосредоточился на том, чтобы делать свое дело и жить своей жизнью. В любом случае кто-то будет тебя любить, кто-то ненавидеть. Ты не сможешь сделать счастливым каждого, поэтому я решил, что буду просто становиться лучше как боец. Понял, что моя жизнь будет более счастливой, если я буду это делать для себя.

— Как на тебя повлиял бой с Джастином Гэтжи (единственный, который Ник проиграл — прим. А.С.)?

— Это был жесткий бой. Он крутой боец, я очень сильно его уважаю. Он идет вперед, постоянно оказывает давление. Гэтжи хорош в том, что он делает. Но не могу сказать, что это поражение многое поменяло в моей голове. Просто были вещи, которым я научился. Но такие есть в каждом моем поединке. Я проиграл – такое случается. По началу я был расстроен, казалось, что я недостаточно сделал. Но это состояние прошло и я вернулся к еще более усиленным тренировкам.

— Ты понимаешь, что нужно сделать для победы над ним?

— Думаю, что мне стоило бы выбрасывать больше ударов по корпусу и бить лоу-кики. В те моменты, когда я потрясал его в стойке, стоило бить еще больше. Были моменты, когда мне хотелось перевести его в партер, но не получалось. Тратил на это силы, а нужно было стараться финишировать его в стойке. Это была плохая идея. В итоге он смог переломить ход боя и зарешал.

— Хотелось бы устроить реванш с ним?

— Если вы 100 раз спросите меня, хотел бы я еще с ним подраться, я 100 раз отвечу, что да. Я должен отомстить. Он хороший чувак, мы с ним друзья, но я бы с удовольствием еще раз с ним подрался. Но если этого не случится, то от печали я не умру. Я не ожидаю, что каждый из бойцов, которых я побил, будет жаждать реванша. Все так, как оно есть. Если будет такая возможность и он тоже захочет, то да.

Ready to throw down @lfafighting March 9th in Houston, TX #LFA35 #NEWELLWORLDORDER

Публикация от Nick Newell (@notoriousnewell) 22 Фев 2018 в 9:32 PST

— Почему в 2015 году ты принял решение завершить карьеру?

— Потому что чувствовал усталость, был уже побит. Не хотел больше драться. Я зарабатывал недостаточно денег, чтобы оправдать то, через что мне приходится проходить. Мне было почти 30 и я хотел бы заниматься чем-то таким, что обеспечивало бы более твердую почву под ногами.

— Почему тогда вернулся?

— Я не дрался два с половиной года и в это время хотел сфокусироваться на некоторых вещах в моей жизни, которые нуждались в этом. Я хотел основать свою академию, чтобы обучать бойцов из своего округа, я это сделал. Я зарабатываю на этом неплохие деньги, вокруг меня хорошие люди, с которыми я веду дела. Когда я достиг этой цели, то вновь сосредоточился на своих умениях и задумался о том, чтобы вернуться. Тело хорошо себя чувствовало, сам я был отдохнувшим. Все мои навыки стали только улучшаться и моя техника стала просто фантастической. Я почувствовал, что готов к возвращению.

— Какова ситуация с UFC и как ты оцениваешь поддержку даже специальным хэштегом (#NewellToUFC — прим. А.С.)?

— С тех пор, как я начал общаться с UFC, я чувствую огромнейшую поддержку. Надеюсь, что это произойдет и я окажусь там. Сейчас мы работаем над этим. У меня рекорд 14-1, и качество моих соперников, по крайней мере последних двух человек, которых я побил, хорошее. Они с отличной статистикой, были жесткими парнями. Чувствую, что пришло мое время перейти на другой уровень.

— В чем была проблема при подписании контракта тогда, еще до завершения карьеры?

— Я не знаю. У меня точно такой же вопрос, как и у вас.

— То есть, переговоры тогда были?

– Да, тогда они оказались не готовы меня подписать.

«Я не однорукий боец, я не обращаю на это внимания»

— Твоя особенность помогла тебе стать тем, кем ты являешься?

— Однозначно. Тот факт, что я родился с одной рукой, научил меня ценить тяжелый труд. Но я не могу сказать, что работаю больше или тяжелее, чем кто-либо другой. Мой путь он более трудный, были вещи, которые давались очень тяжело, но через них приходилось проходить. Все это закаляло характер и строило меня.

— Как относишься к тому, что тебе уделяют внимание именно из-за этого?

— Да, я чувствую дополнительное внимание из-за этого, но ни в коем случае не хочу себя позиционировать себя как боец с одной рукой. У меня есть много историй, из-за которых могу привлекать внимание. Но я считаю, что если у тебя есть то, что привлечет дополнительное внимание и может принести деньги, то этим надо пользоваться. Я не однорукий боец, я не обращаю на это внимания. Не прошу для себя особого отношения, особых условий и правил. Просто выхожу и делаю свое дело, если это привлекает особое внимание – о`кей.

— С какими трудностями сталкивался в детстве и есть ли какие-то сейчас?

— Вообще я занимался разными видами спорта и, конечно, были свои трудности. Было сложновато забираться по канату, но если я бы действительно хотел этому научиться, то сделал бы это. Все что я хотел делать, я делал. Я человек с сильной верой. Я в любом случае найду в себе то, благодаря чему смогу достичь своей цели.

— Топ-5 дел, которым ты уделяешь время, за исключением MMA?

— Моя жена, работа в зале, моя семья, мои кошки и мой дом.

— Твоя жена когда-нибудь уговаривала тебя уйти из спорта?

— Жена никогда не говорила мне остановиться или чтобы я бросил все это. Она меня поддерживает. Когда мы познакомились, она даже не знала, что такое смешанные единоборства.

— Согласен ли ты с тем, что любительская карьера гораздо жестче, чем профессиональная?

— Борьба это вообще самый жесткий спорт. Тут ты доходишь до грани. Она однозначно жестче, чем бои. Со своего опыта могу сказать что да, любительский спорт жестче, чем профессиональный. Хотя бы потому, что в любителях нет денег, все построено на твоем личном желании, на твоей страсти. Когда ты выезжаешь только на любви к этому занятию, это делает спорт опаснее. Потому что твои соперники пришли сюда не из-за денег, а потому что реально хотят тебя побить. У них другая мотивация. Смотришь на бойцов и понимаешь, что они делают это из-за финансовой составляющей.

— И, наконец — что слышал о России?

— Россия – прекрасная страна, со своей культурой. Не могу сказать, что знаю многих людей из России. Один из моих учеников из Туркменистана, это близко к России, но это не совсем то. Все что я видел и слышал о России – все нравится, все красиво, и однажды я хотел бы приехать и на это посмотреть.

You can find me winning every day of my life

Публикация от Nick Newell (@notoriousnewell) 27 Мар 2018 в 8:33 PDT

P.S. Автор благодарит Дарью Литвинову за помощь в организации и переводе интервью.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

два × один =